Арманд Давид Львович

14.04.1905 – 28.09.1976

Д.Л. Арманд родился в 1905 г. в Москве, успел поступить в гимназию, но заканчивать ему пришлось уже советскую школу на переломе двух эпох. С юных лет он был романтиком, мечтал о путешествиях по дальним странам, но в то же время увлекался физикой и даже техникой. Свидетель кровавых войн и революций, он принял твердое решение никогда не брать в руки оружия, не служить в армии, никого не убивать. Но время было суровое, и вскоре молодой пацифист поплатился за свои “толстовские” убеждения тремя годами “принудиловки”...

Как ни странно, Арманду удалось поступить в Институт красных инженеров имени Каган-Шабшаяза (был такой в 20-х годах в Ленинграде (?) и всего за два года пройти полный пятилетний курс высшего технического образования. Получивший в наследство от своей семьи (отчасти — от природы!) блестящие способности, он жадно впитывал самые различные знания и очень много читал, причем отнюдь не только техническую литературу... Первым его печатным авторским трудом стало пособие на тему... “Происхождение мира” (оно было издано в 1920 и 1921 гг.).

Легко сдав выпускные экзамены на инженера-электрика, он стал работать на заводе “Динамо”, дослужившись там до начальника цеха. Но вскоре Давид Львович осознал, что выбрал для себя неверный путь в жизни. Естественник в его душе, всегда тяготевшей к природе, окончательно взял верх над инженером...

И снова книги, преимущественно великих натуралистов (Гумбольдта, Зюсса, Дарвина, Докучаева, Берга и других), долгие часы занятий в университетских аудиториях. Получать новое образование он начал в Ленинграде, а закончил географический факультет Московского университета перед самой войной. Ему нужно было не только учиться, но и содержать семью с двумя детьми, искать дополнительные к стипендии заработки. И они нашлись..., благодаря его книге “Грозные силы. Рассказ о грозных явлениях природы”. Рассчитанная на школьную аудиторию, она пользовалась большим успехом. Издательству детской литературы, выпустившему ее в свет в 1940 г., пришлось срочно готовить переиздание (1941). Третий раз она вышла уже после войны в Ростове-на-Дону, а также за рубежом. Развивая этот успех, он написал еще одну популярную книгу по географии (“Как измеряли землю”).

Университетский диплом привел Д.Л. Арманда в недавно организованный Институт географии Академии наук СССР, который приютился в невзрачном особняке одного из переулков Замоскворечья, недалеко от дома, где родился великий драматург А.Н. Островский. Сразу же оказалось, что инженерное образование отнюдь не лишняя нагрузка для начинающего географа. Д.Л. Арманд стал инициатором применения точных и экспериментальных методов в географии. Эрудит и эсперантист, к тому же владевший математическими методами, он своими руками собрал установку для лабораторных исследований процессов эрозии. Сбылись и его мечты о дальних странствиях. Он много путешествует по экзотическим местам Средней Азии, изучая орехо-плодовые леса Ферганского хребта, результатом чего явилась научно-популярная книга “Ореховая экспедиция”, переведенная на несколько европейских языков. Еще в 1941 г. Арманд издал книгу о Румынии (дважды переизданную), а в 1947 г. — о японском острове Хоккайдо. Довольно долго — три полевых сезона — работал Д.Л. в Китае, получив за свои исследования природных ресурсов и эрозионных процессов в Синьцзяне золотую медаль из рук премьера Чжоу-Энь-Лая. Коллега Арманда по этим экспедициям, профессор Э.М. Мурзаев, писал, что только Давид Львович из всех советских географов, работавших в Китае, мог относительно сносно объясняться на китайском языке, знал много иероглифов.

В 1949 г. повсюду замелькали лозунги и плакаты: “И засуху победим!”. Началось выполнение великого сталинского плана преобразования природы. Нельзя отрицать, что кроме всевозможной шумихи, здесь было и рациональное зерно. Если направить это дело в нужное русло, думал Д.Л. Арманд, можно помочь нашей больной природе справиться с такими бедами, как эрозия или обмеление рек, но делать это надо не газетными приступами и не по чиновничьей разнарядке, а с умом, с точными расчетами и обоснованными прогнозами последствий, которых в сталинском плане, к сожалению, не было. Составленный келейно узкими специалистами от политики в качестве директивы ЦК КПСС, он свалился на головы настоящих ученых, как снег на голову. Все академические институты в сфере естественных наук были брошены на выполнение предначертаний великого вождя...

Д.Л. Арманд не умел работать в полсилы. Он видел, что в плане преобразования природы, при всем его размахе, не было заложено хотя бы простейших математических расчетов, наука в нем заменялась демагогией (надо помнить, что это было время самого расцвета лысенковщины и так называемой “мичуринской биологии”). Арманду, как и большинству географов, было ясно, что нарисованные на планах “государственные лесные полосы” по водоразделам Днепра, Дона, Волги и Урала (гордость сталинского плана!) — это всего лишь выброшенные народные деньги. Они могли влиять на климат и ветры в лучшем случае на расстоянии ветроломного действия, т.е. в пределах 300—400 м. Такой же пустышкой станут и колхозные лесные полосы, если их будут нарезать по стандарту, без учета природных и экономических условий. Требовалось найти оптимальные варианты закладки лесополос, выяснить детали почвенно-эрозионных процессов и всех возможностей землесбережения.

Д.Л. Арманд берется за выполнение этой сложнейшей задачи. Организовав полевой противоэрозионный отряд, он объехал многие степные стационары, заповедники, научные станции, множество колхозов и совхозов ради детального сбора информации. Его поразила неприспосбленность наших сельскохозяйственных агрегатов к сберегающей обработке земли. Инженерное прошлое помогло ему разработать конструкцию плуга с прерывателем борозд — для предотвращения образования промоин. Он придумал и оформил в чертежах вариант трактора с переменной высотой корпуса над правой и левой парой колес для облегчения пахоты поперек склонов. Но эти проекты пришлись не ко двору нашим машиностроителям.

После долгой серии совещаний, резолюций, научных статей Д.Л. Арманд в 1957 г. подвел итоги своих разработок в диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук. Тема — “Физико-географические основы проектирования сети защитных лесных насаждений”. Спустя еще четыре года вышла в свет первая часть фундаментальной монографии о сохранении земли от водной и ветровой эрозии с помощью лесопосадок. На вторую не хватило издательского лимита — наступили новые времена, а с ними и новые заботы. Полезащитные полосы ушли в прошлое, их рубят на дрова, жгут, корчуют...

Но ничто не проходит даром! Тема охраны почв потянула за собой более широкий круг проблем, объединенных понятием “охрана природы”. Деляческий дух эпохи требовал неизменно добавлять к этому “...и рациональное использование природных ресурсов”. К сожалению, такое использование оставалось на уровне благих пожеланий. Хозяева государства даже сами не знали, чем они владеют — в середине XX века у нас не было ни земельных кадастров, ни законов, оберегающих земли от загрязнения и разбазаривания. Многолетние усилия энтузиастов экологов и географов, таких как Д.Л. Арманд и Ю.К. Ефремов (см. очерк о нем), их частые устные и письменные обращения к правительству, позволили сдвинуть дело с мертвой точки. Систематической оценкой и каталогизацией российских угодий занялся специальный Институт земельного кадастра, а Совет Министров РСФСР в 1960 г. наконец-то принял Закон об охране природы в РСФСР, сыгравший в целом большую природоохранную роль ( Д.Л. Арманд являлся одним из его авторов и “толкачей”). Это стоило огромных усилий. Арманд не раз говорил, что ему смертельно надоело возиться с чиновниками, для которых охрана природы — всего лишь палки в колесах их карьеры. “Они смотрят на меня, как на врага”, — говорил он. Кстати, пробивая этот закон в Госплане Союза, 4 декабря 1958 г. Арманда с коллегами буквально спустили с лестницы (Ефремов, 1992).

Д.Л. Арманд являлся членом Комиссии по охране природы АН СССР, и одной из своих важнейших задач в деле охраны природы считал организацию природоохранной пропаганды. По этому поводу он писал: “Оскуднение и разрушение природы имеет две причины: 1) некультурность и несознательность части населения и 2) нерациональная хозяйственная деятельность общества. В задачи комиссии всегда должна входить борьба за устранение обеих этих причин. Для борьбы с некультурным отношением к природным ценностям применяются два средства: пропаганда и прямая охрана (введение запретов). Последнее средство может принести пользу только на объектах, представляющих большую материальную ценность: в парках, заповедниках, на пляжах и т.д. Для всей остальной территории оно является слишком дорогим и даже невыполнимым. Здесь применима только пропаганда” (РГАЭ, ф. 544, оп. 1, д. 15, лл. 68—69).

Весь свой опыт ученого-популяризатора, весь талант публициста и накопленный за долгую жизнь гражданский пафос вложил Давид Львович в книгу “Нам и внукам”, изданную географической редакцией издательства “Мысль” в 1964 г. (редактор Б.Б. Родоман рисковал головой, как и автор, давая зеленый цвет этакой “крамоле”). Впечатление от чтения усиливали остроумные и талантливые рисунки художника Е. Ведерникова, сделанные по авторским сюжетам. Велик был эффект и документальных фотографий, наглядно обличающих нерадивых хозяйственников или же демонстрирующих красоты и богатства нашей природы. При ничтожном по тем временам тираже в 5 тысяч экземпляров, книга произвела эффект разорвавшейся бомбы — она стала подлинным бестселлером, ее искали в библиотеках, передавали друг другу, выписывали “на цитаты” целыми страницами. Значимость “Нам и внукам” для экологов можно сравнить с явлением первой повести Солженицына для литераторов. Второе, дополненное издание вышло уже тиражом 30 тысяч экземпляров, но и это давно стало библиографической редкостью. И все хорошо понимали условность и вынужденность советских и марксистских штампов, щедро рассыпанных по страницам этих изданий. Арманд не только разоблачал хищничество и безалаберность, он убедительно и ярко писал о воспитательной функции природы, о патриотизме, который нельзя себе представить без своей малой родины. Природа в книге Арманда представлена как источник вдохновения композиторов, писателей, художников, приведены примеры удачного сочетания природного и культурного ландшафтов. Без преувеличения можно сказать, что эта талантливая книга Д.Л. Арманда стала подлинной классикой экологического просвещения и экопропаганды. Недаром цитаты из нее можно встретить на туристских базах и тропах по всему Союзу (например, на острове Валаам, в Кижах, заповеднике “Столбы” и во многих других приметных уголках). К сожалению, от новых переизданий перестраховщики из “Мысли” отказались...

В 60—70-х годах Д.Л. Арманд становится организатором и куратором физико-географических стационаров для осуществления комплексных многолетних исследований (мониторинг состояния окружающей среды). Одной из главных опорных баз таких исследований стал Центрально-Черноземный заповедник в Курской лесостепи. Курский стационар собрал многолетний ряд наблюдений, но довести до конца начатое дело Д.Л. Арманд не успел. Он скончался в Москве в 1976 г. Его главная книга — “Наука о ландшафте” — вышла в свет лишь незадолго до смерти. Библиография научных трудов ученого за 1920—1980 гг. составлена в Институте географии РАН Е.С. Стекленковой (1982).

Литература

01. Арманд Д.Л., 1961. Физико-географические основы проектирования сети полезащитных лесных насаждений, М.: АН СССР, 367 с.

02. Арманд Д.Л. (ред.), 1963. Пыльные бури и их предотвращение, М.: АН СССР, 168 с.

03. Арманд Д.Л., 1964. Нам и внукам, М.: Мысль, 183 с.

04. Арманд Д.Л. (ред.), 1965. Районирование СССР по основным факторам эрозии, М.: Наука, 235 с.

05. Арманд Д., Формозов А., Кириков С., Ефремов Ю., Насимович А., 1970. У моря теплее // Советская Россия, 3 марта.

06. Арманд Д.Л. (ред.), 1972. Региональные системы противоэрозийных мероприятий, М.: Мысль, 544 с.

07. Арманд Д.Л., 1972. Биогеография и ландшафтное изучение лесостепи, Сб. статей, М.: Наука, 199 с.

08. Арманд Д.Л., 1975. Наука о ландшафте, М.: Мысль, 287 с.

09. Арманд Д.Л., 1978. Задачи человека в связи с преобразованием природы // Вопросы географии, Сборник 108, Природопользование (географические аспекты), М.: Мысль, с. 11—13.

10. Арманд Д.Л., 1983. Географическая среда и рациональное использование природных ресурсов, М.: Наука, 238 с.

11. Ефремов Ю.К., 1978. Труды Д.Л. Арманда в области природопользования // Вопросы географии, Сборник 108, Природопользование (географические аспекты), М.: Мысль, с. 176—179.

12. Ефремов Ю.К., 1979. Рыцарь природы (Д.Л. Арманд) // Знание-сила, №7, с. 41—42.

13. Ефремов Ю.К., 1992. Научно-общественное движение сопротивления ухудшающим преобразованиям природы, М.: РАН, 36 с.

14. Мурзаев Э.М., 1979. Рассказы об ученых и путешественниках, М.: Мысль, 176 с.

15. РГАЭ, ф. 544, оп. 1, д. 15, лл. 68—69.

16. Стекленкова Е.С. (сост.), 1982. Библиография трудов Д.Л. Арманда 1920—1980, М.: АН СССР, Институт географии, 75 с.

17. Weiner D., 1999. A Little corner of freedоm. Russiаn naturе protection from Stalin to Gorbachev. University of California Press, Berkeley — Los Angeles — London, 556 p.